Наш новый сайт

МБУК "Объединение библиотек города Чебоксары"

Устав организации Муниципальное задание на 2018 Муниципальное задание на 2017 Муниципальное задание на 2016 Отчет о выполнении муниципального задания на 2017 г. Отчет о выполнении муниципального задания на 2016 г. Правила пользования библиотекой Модельный стандарт деятельности
общедоступной библиотеки
Прейскурант цен Услуги Структура СМИ о нас План мероприятий Календарь знаменательных дат 2018 г. Календарь знаменательных дат 2019 г. Подписка Видеоархив
ЦГБ им. В. Маяковского История Награды Контакты
Рейтинг книг Сентябрь 2018 г. Август 2018 г. Июль 2018 г. Июнь 2018 г. Апрель 2018 г. Март 2018 г. Февраль 2018 г. Январь 2018 г. Ноябрь 2017 г. Октябрь 2017 г. Сентябрь 2017 г. Август 2017 г. Июль 2017 г. Июнь 2017 г.

 

Стихи Владимира Маяковского

УТРО

 

 

Угрюмый дождь скосил глаза.

А за

решеткой

четкой

железной мысли проводов -

перина.

И на

нее

встающих звезд

легко оперлись ноги

Но ги-

бель фонарей,

царей

в короне газа,

для глаза

сделала больней

враждующий букет бульварных проституток.

И жуток

шуток

клюющий смех -

из желтых

ядовитых роз

возрос

зигзагом.

За гам

и жуть

взглянуть

отрадно глазу:

раба

крестов

страдающе-спокойно-безразличных,

гроба

домов

публичных

восток бросал в одну пылающую вазу.

 

1912

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОТ УСТАЛОСТИ

 

 

Земля!

Дай исцелую твою лысеющую голову

лохмотьями губ моих в пятнах чужих позолот.

Дымом волос над пожарами глаз из олова

дай обовью я впалые груди болот.

Ты! Нас - двое,

ораненных, загнанных ланями,

вздыбилось ржанье оседланных смертью коней,

Дым из-за дома догонит нас длинными дланями,

мутью озлобив глаза догнивающих в ливнях огней.

Сестра моя!

В богадельнях идущих веков,

может быть, мать мне сыщется;

бросил я ей окровавленный песнями рог.

Квакая, скачет по полю

канава, зеленая сыщица,

нас заневолить

веревками грязных дорог.

 

1913

 

А ВЫ МОГЛИ БЫ?

 

 

Я сразу смазал карту будня,

плеснувши краску из стакана;

я показал на блюде студня

косые скулы океана.

На чешуе жестяной рыбы

прочел я зовы новых губ.

А вы

ноктюрн сыграть

могли бы

на флейте водосточных труб?

 

Несколько слов о моей жене

 

Морей неведомых далеким пляжем

идет луна -

жена моя.

Моя любовница рыжеволосая.

За экипажем

крикливо тянется толпа созвездий пестрополосая.

Венчается автомобильным гаражом,

целуется газетными киосками,

а шлейфа млечный путь моргающим пажем

украшен мишурными блестками.

А я?

Несло же, палимому, бровей коромысло

из глаз колодцев студеные ведра.

В шелках озерных ты висла,

янтарной скрипкой пели бедра?

В края, где злоба крыш,

не кинешь блесткой лесни.

В бульварах я тону, тоской песков овеян:

ведь это ж дочь твоя -

моя песня

в чулке ажурном

у кофеен!

 

 

ПОСЛУШАЙТЕ!

 

 

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают -

значит - это кому-нибудь нужно?

Значит - кто-то хочет, чтобы они были?

Значит - кто-то называет эти плевочки

жемчужиной?

И, надрываясь

в метелях полуденной пыли,

врывается к богу,

боится, что опоздал,

плачет,

целует ему жилистую руку,

просит -

чтоб обязательно была звезда! -

клянется -

не перенесет эту беззвездную муку!

А после

ходит тревожный,

но спокойный наружно.

Говорит кому-то:

"Ведь теперь тебе ничего?

Не страшно?

Да?!"

Послушайте!

Ведь, если звезды

зажигают -

значит - это кому-нибудь нужно?

Значит - это необходимо,

чтобы каждый Вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!

 

1914

 

 

2125 год

 

Небо горсти сложило

(звезды клянчит).

Был вечер,

выражаясь просто.

На небе,

как всегда,

появился аэропланчик.

Обычный -

самопишущий -

"Аэророста".

Москва.

Москвичи

повылезли на крыши

сорокаэтажных

домов-коммун.

- Посмотрим, что ли...

Про что пропишет.

Кто?

Кого?

Когда?

Кому? –

 

 

Вечер

 

Звонок.

- Алло!

Не разбираю имя я...

А!

Это ты!

Привет, любимая!

Еду!

Немедленно!

В пять минут

небо перемахну

во всю длину.

В такую погоду

прекрасно едется.

Жди

у облака -

под Большой Медведицей.

До свидания! -

Сел,

и попятились

площади,

здания...

Щека - к щеке,

к талии - талией,-

небо

раза три облетали.

По млечным путям

за кометной кривизной,

а сзади -

жеребенком -

аэроплан привязной.

Простор!

Тебе -

не Петровский парк,

где все

протерто

задами парок.

На ходу

рассказывает

бывшее

в двадцать пятом году.

- Сегодня

слушал

радиокнижки.

Да...

это были

не дни, а днишки.

Найдешь комнатенку,

и то - не мед.

В домком давай,

фининспектору данные.

А тут - благодать!

Простор -

не жмет.

Мироздание!

Возьмем - наудачу.

Тогда

весной

тащились на дачу.

Ездили

по железной дороге.

Пыхтят

и ползут понемножку.

Все равно,

что ласточку

поставить на ноги,

чтоб шла,

ступая

с ножки на ножку.

Свернуть,

пойти по лесу -

нельзя!

Соблюдай рельсу.

А то еще

в древнее время

были

так называемые

автомобили.

Тоже -

мое почтеньице -

способ сообщеньица!

По воздуху -

нельзя.

По воде -

не может.

Через лес -

нельзя.

Через дом -

тоже.

Ну, скажите,

это машина разве?

Шины лопаются,

неприятностей -

масса.

Даже

на фонарь

не мог взлазить.

Сейчас же -

ломался.

Теперь захочу -

и в сторону ринусь.

А разве -

езда с паровозом!

Примус!

Теперь

приставил

крыло и колеса

да вместе с домом

взял

и понесся.

А захотелось

остановиться -

вот тебе - Винница,

вот тебе - Ницца.

Больным

во время оное

прописывались

солнечные ванны.

Днем

и то,

сложивши ручки -

жди,

чтобы вылез

луч из-за тучки.

А нынче

лети

хоть с самого полюса.

Грейся!

Пользуйся!..-

Любимой

дни ушедшие мнятся.

А под ними

города,

селения

проносятся

в иллюминации -

ежедневные увеселения!

Радиостанция

Урала

на всю

на Сибирь

концерты орала.

Шаля,

такие ноты наляпаны,

что с зависти

лопнули б

все Шаляпины.

А дальше

в кинематографическом раже

по облакам -

верстовые миражи.

Это тебе

не "Художественный"

да "Арс",

где в тесных стенках -

партер да ярус.

От земли

до самого Марса

становись,

хоть партером,

хоть ярусом.

Наконец -

в грядущем

и это станется -

прямо

по небу

разводят танцы.

Не топоча,

не вздымая пыль,

грациозно

выгибая крылья,

наяривают

фантастическую кадриль.

А в радио -

буря кадрилья.

Вокруг

миллионы

летающих столиков.

Пей и прохлаждайся -

позвони только.

Безалкогольное.

От сапожника

и до портного -

никто

не выносит

и запаха спиртного.

Больному -

рюмка норма,

и то

принимает

под хлороформом.

Никого

не мутит

никакая строфа.

Не жизнь,

а - лафа!

Сообщаю это

к прискорбию

товарищей поэтов.

Не то что нынче -

тысячами

высыпят

на стихи,

от которых дурно.

А тут -

хорошо!

Ни диспута,

ни заседания ни одного -

культурно!

Полдвенадцатого.

Радио проорал:

- Граждане!

Напоминаю -

спать пора! -

От быстроты

засвистевши аж,

прямо

с суматохи бальной

гражданин,

завернув

крутой вираж,

влетает

в окно спальной.

Слез с самолета.

Кнопка.

Троньте!

Самолет сложился

и - в угол,

как зонтик.

Разделся.

В мембрану -

три слова:

- Завтра

разбудить

в полвосьмого! -

Повернулся

на бок

довольный гражданин,

зевнул

и закрыл веки.

Так

проводил

свои дни

гражданин

в XXX веке.






Уважаемые чебоксарцы!

В библиотеках нашего города открыты Центры духовной поддержки детей и их родителей «МЫ ВМЕСТЕ». Здесь вы можете получить духовную и библиотерапевтическую помощь служителей церкви и библиотекарей.

Узнать больше +





















 
Главная | Электронный каталог ЦГБ | Электронный каталог ЦГДБ | Контакты